?

Log in

No account? Create an account

Памяти мужа

В этом году исполнилось 20 лет со дня гибели моего мужа, которого звали Игорь Суприянович. Мы познакомились во Владивостоке и были женаты три года, но рассказать я не могу рассказать о нем слишком много, потому что Игорь был всей душой предан своему увлечению - альпинизму; а об альпинизме я знала не намного больше тех, кто об этом вообще ничего не знает, поэтому моему мужу почти не о чем было со мной разговаривать. Игорь с удовольствием проводил время со своими друзьями-альпинистами: они вместе работали в сфере промальпа, который тогда еще только зарождался как профессия; а по вечерам они обсуждали любимую тему восхождений - куда они в этот раз собираются поехать, сколько денег это потребует, какое снаряжение необходимо подготовить. Я же сидела дома одна целыми неделями и месяцами. Я училась в институте, и когда кто-нибудь удивлялся моему раннему замужеству: "Как?! Ты замужем?!", в моей голове проносился целый вихрь - "Кто замужем? Я замужем? Ой, точно, я замужем. А где же тогда мой муж? Ах да, мой муж уехал в горы," - и только потом я отвечала уже успевшему заскучать вопрошателю: "Да, я замужем". Вот какая у нас была своеобразная семейная жизнь.



Надо оговориться, что далеко не все альпинисты такие "веселые" семьянины, а ,может, и вообще, только мне одной повезло влюбиться в необычайно увлеченного альпиниста. По натуре Игорь был очень добрый и неконфликтный человек. Все, что огорчало меня, несомненно, огорчало и его, но сводилось только к нахмуренным бровям. Когда мы поженились, мне едва исполнилось 18, и я выглядела как школьница, а Игорю было почти 25 лет, и он обладал усатой внешностью матерого альпиниста, прошедшего через огонь и воду, по льду и скалам, в реальной опасности схода лавин. Игорь был родом из интеллигентной семьи. Его папа был военным офицером, а мама - учительницей химии. Игорь закончил среднюю школу почти на "отлично", у него была только одна "четверка". Высшее образование он получил на геологическом факультете, и там его и захватили дух свободы и любовь к большим пространствам.

Не только свое сердце Игорь отдал альпинизму, но, как я уже сказала, время и ... деньги. Восхождения на серьезные вершины - удовольствие не из дешевых. Его друзья были "снежными барсами" - это звание альпинист получал за восхождения на все пять семитысячников бывшего Советского Союза – Хан-Тенгри, пик Ленина, пик Победы, пик Корженевской и пик Коммунизма. Игорю не удались только последние метры одной из этих вершин - болезнь помешала ему, - но он участвовал во всех восхождениях приморской сборной по альпинизму и был без пяти минут мастером спорта. И ему было куда тратить заработанные деньги.

В октябре 1993 года у нас родилась дочь. Мы с нетерпением ждали ее появления - я по вполне понятным естественным причинам будущей мамаши, а Игорь торопился уехать в Краснодар, где он должен был присоединиться к своим друзьям, нашедшим хороших заказчиков на их промальп. Поэтому и получилось так, что когда дочери был всего 21 день отроду, он от нас уехал. Я даже не могла предположить тогда, что больше мы никогда его не увидим. Наступил непростой период наших отношений, хотя они никогда и не были простыми. Ребята работали почти без отдыха, чтобы поскорее закончить работу и ... уехать в горы. С гор они возвращались без денег и снова набрасывались на работу. Они работали в Краснодаре и осуществляли восхождения в тех же краях. Мне приходилось очень много разговаривать с Игорем по телефону, прося прислать хоть какие-то деньги. У меня было такое безденежье, что я даже вспоминать об этом боюсь. Дочери требовалось особое питание, за которым надо было ездить раз в неделю. Я экономила даже на проезде, прося водителей подвезти меня бесплатно - благо, что во Владивостоке владельцы легковых авто относились к этому спокойно. Однажды мне нечем было платить за этот лечебный кефир, но я все равно поехала за ним, потому что иначе дочери было бы совсем плохо. Я надеялась, что мне разрешат взять кефир в долг, если я стану их умолять, но, к счастью, это не понадобилось - водитель, который подвозил меня, дал мне эти деньги. Я была очень благодарна ему.

Мой муж погиб в феврале 1995-го. Они разбились впятером в Приэльбрусье, погиб и его лучший друг, Гена Шаферов. Было ли для меня это шоком? Не знаю. Альпинизм - опасная штука; среди маминых друзей были альпинисты, и кое-кто из них погиб, например, классный парень Коля Мурашов, так что такая вероятность исхода была знакома мне с детства. Гибель мужа для меня была похожа на сильный ожог: сначала чувствуешь горячее дыхание огня; что это было? - в недоумении пытаешься собраться с мыслями, надеясь, что все нормально; потом какое-то время затишье, обманчивое спокойствие... И вдруг наружу вылазит нестерпимая боль! Конечно, с момента отъезда мужа прошел год, и моя любовь к нему давно сменилась отчаянием финансового романса, так что мне было чем отвлечь себя от грустных мыслей. И все же после этого случая, в течение 15-ти лет Игорь мне снился по ночам. Не каждую ночь, но часто. Сюжет всегда был такой: внезапно Игорь возвращается домой. Я спрашиваю: "Где ты пропадал столько времени? Мы все думали, что ты погиб." В ответ он мне рассказывает убедительную причину своего долгого отсутствия, каждый раз разную, и я ему верю, а потом просыпаюсь... Что это за сны, я не знаю. Кто-то может подумать, что безвременно ушедшая из жизни душа не может обрести покой, а для кого-то это покажется разыгравшимся больным воображением - могу сказать только, что я страдала, видя эти сны.

Вот с чем у меня ассоциируется альпинизм, хотя это только одна сторона, которая отражает только мои личные переживания. Но все же в глубине души я завидую альпинистам.

Я сердце оставил в Фанских горах,
Теперь бессердечный хожу по равнине...

Они что-то такое видели, что-то такое почувствовали, чего, может быть, я не пойму никогда.

Малпура

Сладкие клецки в ароматизированном йогурте
image

Тесто:
225 г муки высшего сорта
125 г сахара
1/2 ч. л. пекарского порошка (или пищевой соды)
1/8 ч. л. соли
175 мл молока

подсолнечное масло для фритюра

Пропитка:
800 мл йогурта или кефира
200 г сахара
200 г клубники или других ягод, вымытых и размятых или нарезанных кусочками

Растворите в молоке сахар, соль и пекарский порошок (соду) и смешайте эту смесь с мукой. Тесто должно быть таким густым, чтобы оно не капало с деревянной лопаточки. В кастрюле нагрейте масло, чтобы оно было горячим, но еще не дымилось. Чайной ложкой берите понемногу теста и кладите в горячее масло. При обжаривании шарики теста не должны касаться друг друга. Отрегулируйте огонь так, чтобы внутри клецки прожарились так же хорошо, как и снаружи. Жарьте клецки, переворачивая, минут пять, пока они не станут золотисто-коричневыми и хрустящими. Выньте шумовкой и положите в дуршлаг, чтобы масло стекло.

image

В миске взбейте йогурт (кефир) с сахаром и размятыми фруктами. Покройте малпуры этой пропиткой и оставьте пропитаться на 20 минут или больше.
Этой зимой была завершена моя книга "Мы были фаерщиками" и опубликована в электронном виде на сайте http://eknigi.info/news/dzhanaki_ksenija_krjuchko_my_byli_faershhikami/2015-02-11-174. Это мой первый книжный опыт, и отзывы читателей, несомненно, оказались очень полезными. Своей аудиторией я представляла обычных людей, которые не связаны ни с фаерщиками, ни с шоу-бизнесом; я хотела увлечь их темой огненных представлений, а также рассказать о том смешном и грустном, что происходит в среде артистов. Эти "обычные" люди говорят в своих отзывах о том, что они как будто подружились со всеми описанными в книге артистами, и им жаль было расставаться с ними в конце. Однако сами артисты, похоже, не испытыли такого ровного позитивного чувства. "Людям неприятно слышать правду", — так просто и ясно выразил свое мнение один из них; и мне пришлось поменять половину имен в книге. Я старалась показать жизнь и людей такими, как они есть - каждое событие и каждый человек намешивают внутри себя и плохое, и хорошее, и сталкиваются с другими такими же событиями и людьми; и на этой карусели весело, кружится голова, и никогда не знаешь что чем закончится. Вот хороший пример: два человека, которым, я была уверена, понравится моя книга, и я сама просила их прочесть ее, решили подать на меня в суд за описанные события.

Конечно, я не смогла описать в книге всё и всех, ведь еще было много людей, которые помогали мне: Алексей Юдин помогал с видео, Макс Букей - с сайтом и хостингом, жительница Харькова Света - со стратегией развития шоу и многие другие. Я благодарна им в оказании помощи, а также всем, кто описан в книге, независимо от того, как он себя там увидел - положительным или отрицательным героем; благодарна за то интересное время, за организацию праздника жизни, в которой они все участвовали.
image